Туман

Есть у меня друг — Пашочик, который так тщательно и въедливо со своей юридической стороны следит за всеми событиями в стране, что за два-три года нашего общения утвердился в моих глазах как удивительно точный прогнозист событий.

Я никогда не забуду, как перед моим отлетом в Молдавию (начало июля 2017) мы шли по ночному Загородному, заволоченному туманом, — к Техноложке. И я его спросил:
–Ну и что? Когда, думаешь, ждать оживления? Если вообще — ждать?
–Как обычно в России. Конец лета — начало осени.

Пятюня. Выбил яблочко.

Ну и в конце сентября 2017 я его, разумеется, спросил снова:
–Какие прогнозы дальше?

Ах, если бы то была не переписка, а его коронное движение руками — с сигареткой в одной — и чашечкой кофе в другой — о муза синюматографу! — сколько бы я дал за эффектность. Но то был лишь чат:
–Прогноз один: “Пристегните ремни”.
–Взлетаем в турбулентность?
–Как раз нет. Жесткое приземление.

Будем посмотреть.

3 Octobris 2017. — Petropolis (Rusthenia)

Болтовня Городского Льва. 1 октября 2017

Городской Лев хочет выболтаться. Санкт-Петербург. 1 октября 2017, 12.00msc

Католония и что интересного в том, как это осветят наши доблестные федеральные СМИ. “Матильда”: хорошая иллюстрация к давнишнему культурологическому спору про культуру и цивилизацию. “Смерть Сталина” — пока трейлер без комментариев. Оживление социально-политической жизни в России. Мое личное: октябрь 2017 — видеокнига французская.

Городской Лев хочет выболтаться. Санкт-Петербург. 1 октября 2017, 12.00mscКатолония и что интересного в том, как это осветят наши доблестные федеральные СМИ. "Матильда": хорошая иллюстрация к давнишнему культурологическому спору про культуру и цивилизацию. "Смерть Сталина" — пока трейлер без комментариев. Оживление социально-политической жизни в России. Мое личное: октябрь 2017 — видеокнига французская.1 Octobris 2017. — Petropolis (Rusthenia)

Опубликовано Aleksej Czernoreczeński 1 октября 2017 г.

1 Octobris 2017. — Petropolis (Rusthenia)

Снов 20!8?

Я понимаю, что сейчас лето и никто пока об этом не думал. Но все же. Будет ли экстремистской открытка “С Новым 20!8 годом!”?

10 Augusti 2017. — Novogardia Inferior (Rusthenia)

Масштабируемость

Социопатия/фобия времен Рима: “Вся его жизнь свелась к одной-единственной улочке, а то и вообще не выходил из виллы несколько дней кряду…”

Социопатия/фобия эпохи Просвещения: “Он уже и не помнил, когда покидал свой город в последний раз…”

Социопатия/фобия сейчас: “И тут он вспомнил, что из страны выезжал в последний раз черте когда…”

Социопатия/фобия, если человечество таки выживет лет через 1000: “Над ним все смеялись: пожалуй, он был единственный среди друзей, кто кис на своей планетке и никогда не видел ничего другого…”

9 Augusti 2017. — Dertinscium (Rusthenia)

По мордасам от системы

А история с нтвшником и вдвшником поучительна по самое не могу. Хуесосил в системе и восхвалял ея — получил от нее же увесистого пиздюля. При всех. И это только начало.

2 Augusti 2017. — Quisinavia (Moldavia)

Чего сегодня хотят молдаване

Освещаю и комментирую сегодняшнюю демонстрацию в Кишиневе. Что это — акция протеста или акция согласия-требования? Здесь многое непонятно. Сами молдаване называют Молдову “Țara Minunilor”, “страна чудес”. Где все перевернуто с ног на голову.

Ну и раз уж я снимал и комментировал происходящее, включая лозунги, то тут же кратко решил еще и дать разъяснения относительно современной внутренней ситуации в стране.

30 Julii 2017. — Quisinavia (Moldavia)

Праваки

Есть ли у вас идеи?
 
Вы замечали, что талантливые и яркие люди в основном леваки? Ну или хотя бы взвешенные центристы? Обращали внимание, что по какой-то причине право-националистический вектор не может похвастаться певцами ненависти и дискриминации, добровольного изоляционизма свой страны и бессудебных расправ, бездумного отношения к природе и войны всех против всех?
 
Тем не менее, есть несколько примеров — в моей практике работы с разными культурами это такие редкие экземпляры, что они подтверждают правило. Может, вы еще накидаете из разных культур?
 
Самый яркий в моей коллекции — Луи-Фердинанд Селин, оказавшийся “по неправильную сторону”, но принимаемый бесспорно в литературные гиганты несмотря на свой коллаборационизм с Третьим Рейхом.
 
Второй — Мишель Сарду с его песней “Je suis pour” (“Я за”). Про него даже сказали: “Sardou, il chante juste mais il pense faux” (“Сарду поет точно, но думает неправильно”).
 
Третий — Александр Харчиков с его шизофреническими отповедями “жидам, которые не класс людей, а те, которые Россию ненавидят”. Но феноменальные тексты. Примерно сюда же можно отнести поехавшую на старости лет своей крышкой Юнну Мориц, которая сохранила свой неплохой стиль, но сейчас воспевает убийства “врагов России” и брызжет антигейской ненавистью, но с еще невыветрившимся задором летающих чудно лошадей.
 
Еще я кого-то не знаю или забыл?
Да, чуть не забыл. Говорим про XX-XXI век. Линейка правых и левых оформилась в основном в это время.
 
10 Julii 2017. — Moscua (Rusthenia)

По стопам Калигулы, или Узнайте Москву прошедшего уикенда

Луций Акций (-170 – -90) написал огромное количество трагедий, но начинал свой творческий путь он пересказом греческих сюжетов. Так, например, считается, что именно в его изложении царь Атрей произнес фразу “Oderint, dum metuant” (“Пусть ненавидят, лишь бы боялись”). Она стала любимой поговоркой Калигулы, который, если вдруг казнил ненароком не того, приговаривал: “Ничего, и этот того заслуживал”.
 
Кстати, напомнить ли вам, чем кончилось все для Калигулы? Да-да. По Светонию, тридцать ударов, слова Калигулы “Я жив еще”, крики заговорщиков “Бей еще”. И жена с дочкой, попавшиеся под раздачу, раз уж на то пошло.
 
9 Julii 2017. — Moscua (Rusthenia)

Благодать килограммами

Матвей, одиннадцатилетний братишка Тимофея, всегда ждет нашего приезда.
–А мы едем по Павловску на велосипедах кататься?

Стоим около церкви Святой Марии Магдалены.

–Смотрите, — показывает нам Матвей что-то на своей ладони, — муравейка умер.
–Ну сходи попроси отпевание ему сделать, — шучу я.

Матвей всерьез покатил в сторону выхожан.
–Матвей, не стоит! — говорю ему я вдогонку. — Сейчас вляпаешься в православную благодать и доброжелательность!

Матвей подходит к какому-то парню, что-то спрашивает, возвращается.

–Я спросил, можно ли отпеть муравья, мне сказали: “Не знаю”. Тогда я спросил, когда следующее причастие. Мне сказали: “А ну-ка пошел отсюда, мальчик”.

Я гыкнул:
–Вот это и есть православие. Понял?

И тут — вишенка на торте. Из-за куста слышим:
–А ну пошли отсюда, если не понимаете ничего! Вы чему ребенка учите, уроды тупые?

Оглядываемся. У кого это тут духовность изо всех щелей поперла? А-а-а-а, вон оно что. На басурманский неправославный внедорожник толстенький лысый дядя грузит неправославные заморские велосипеды. И, конечно, ему до всего есть православное дело — и надо высказать мнение, которое у него не спрашивали.

Но это же туз в моей руке:
–Матвей, вот еще тебе православная любовь к ближнему. Внимай.

И мужика прорвало. Я его не прерывал. Я и так все это знаю. Пусть ребенок слушает.

Чуть позже мы уже ехали вдоль Павловского парка.

–А почему они так себя ведут? — спросил меня Матвей.
–Потому что религия, — ответил я.

И мы попутно разобрали термины “мракобесие”, “средневековье”, “дискриминация” и “ксенофобия”.

А у Матвея впечатление детства останется сильным: культурологический выезд удался на славу.

5 Julii 2017. — Colpinium (Rusthenia)

Да сносите к черту

Вот он — мой кляп во рту. А потому что меня сейчас едва-едва хватает на то, чтобы во время своих архитектурных прогулок успевать давать слушателям хоть какую-то историческую сводку, что было снесено и когда. Честно: сил возмущаться по поводу сегодня подписанного закона о сносе просто уже не остаётся. И все же я слабеющей клавиатурой отпишусь: слишком мощен импульс.

С одной стороны, перед каждой лекцией-прогулкой разбираясь с материалом, я прекрасно знаю, что сохранить все не просто невозможно, а и нецелесообразно. Более того, если посмотреть даже на кадастрик хоть какого уездного города, — да хоть на Вязьму, — обнаружится, что в течение века-двух зданий менялось столько, что жизни не хватит одному человеку запомнить всё. А те, что остались, перестраивались равносильно сносу.

Но что не так с законом о сносе? Не столько поспешность, не столько спорность о сносе объектов и не вопросы к добровольности и достоверности при голосовании (не говоря об историко-архитектурной компетенции голосовавших), сколько массовость. Это говорит, что некоторые люди уже настолько уверовали в свою полную безнаказанность в любых действиях, что могут росчерком пера постановить снос половины города.

Не так здесь и то, что в централизованной России все инициативы начинаются из столиц. И если дать старт сносам в Москве, где куда больше памятников на квадратный метр, чем во многих местах за ее пределами, то и трактоваться этот беспредел может очень просто: мы можем сносить что угодно и выселять кого угодно и куда угодно.

Будем посмотреть, что будет дальше, если ящик Пандоры все же откроют. А закон уже подписан.

2 Julii 2017. — Pauluscium (Rusthenia)